Компромисс ради НАТО: что может изменить встреча Зеленского и Орбана

📅 13.01.2020    🕐 15:35

Спор между Киевом и Будапештом, начавшийся с принятия Украиной нового закона об образовании, больше чем за два года превратился в очень сложный конфликт, в котором образовательные вопросы – лишь один из элементов.

Все попытки его решить завершались ничем, создавая ощущение, что стороны зашли в тупик, выхода из которого нет. Это ощущение подпитывается регулярными новыми обострениями в отношениях двух стран.

Но шанс объясниться у Киева и Будапешта появился, причем довольно неожиданно – в новогоднюю ночь.

Поздравление для Орбана

Новогоднее поздравление Владимира Зеленского задело за живое многих. Похоже, в том числе – лично венгерского премьера Виктора Орбана.

Но если в Украине это выступление спровоцировало острые дебаты, то в Будапеште его восприняли как «жест для восстановления добрососедских отношений». Для этого хватило короткой фразы, сказанной Владимиром Зеленским на венгерском языке. (Напомним, среди ответов на вопрос «Кто я?», один из вариантов Зеленского прозвучал по-венгерски и означал «Житель Берегова, который бережет свой родной язык».)

Поэтому уже 1 января, в официальный выходной, на поздравление Зеленского отреагировал глава МИД Венгрии Петер Сийярто следующим заявлением:

«Мы считаем важным и хорошим жестом, что президент Украины говорил на венгерском языке в своем новогоднем поздравлении. Мы надеемся, что его слова вскоре будут подкреплены действиями, и украинский парламент внесет изменения в законы об образовании и использовании языков меньшинств, вернув закарпатским венграм те права, которые были ранее отобраны.

Венгерское правительство готово вести диалог на высшем уровне и в будущем оказывать всю необходимую помощь для содействия быстрому развитию Украины».

Мгновенная реакция, да еще и в необычно комплиментарном стиле, от Петера Сийярто уже является красноречивым жестом, ведь именно глава МИД Венгрии (к слову, один из ближайших к Орбану политиков) с сентября 2017 года фактически возглавляет венгерскую дипломатическую войну против Украины.

В последние годы от него при каждом удобном случае звучат громкие заявления и обвинения в «антивенгерской политике» Киева. Но в новогоднем ответе Зеленскому ничего подобного Сийярто не сказал.

К сожалению, слова министра из-за праздников не были замечены украинским информационным пространством.

Поэтому 9 января на арену вышел лично Виктор Орбан, который высказался прямо: чтобы изменить отношения с Украиной, нужна его встреча с Зеленским.

Хаос вместо жестов

С момента избрания Зеленского на пост президента Орбан не скрывал, что возлагает на него немалые надежды и сделал – по его мнению – немало жестов, чтобы привлечь внимание украинского президента.

Так, в мае президент Венгрии Янош Адер приехал на инаугурацию Владимира Зеленского.

А в начале июля Петер Сийярто появился в Торонто на конференции по реформам в Украине, где назвал Зеленского «новой надеждой Будапешта» и пообещал Киеву кредит на 50 млн евро – конечно же, в обмен на то, что с закарпатских венгров снимут ограничения, наложенные языковым и образовательным законами.

Однако тогда Орбана постигло первое разочарование от новой украинской власти.

Взаимности в Торонто он не нашел. Более того, из-за слов Сийярто венгерского посла в Киеве вызвали в МИД.

Судя по всему, в команде Зеленского, хотя и стремились к быстрому примирению с Венгрией, сделав его одной из первых побед президента на международной арене, но не были готовы к изменению ключевых норм языкового и образовательного законов.

А это принципиально противоречило ожиданиям Будапешта.

Далее «жесты» обеих сторон стали вообще хаотичными: намеки на примирение чередовались с враждебными действиями.

Кульминацией стала крайне грубая избирательная кампания на Закарпатье, которая не только оставила венгерское нацменьшинство без представительства в новой ВР, но и едва не завершилась запретом въезда в Украину для одного из венгерских чиновников. По информации автора этих строк, в июле Украина планировала показательно развернуть на границе то ли министра Сийярто, то ли руководителя администрации венгерского премьера Гергея Гуйяша. Но в конце концов Киев отказался от этого намерения.

Так или иначе, но после парламентских выборов наступил период враждебности и заявлений о том, что, мол, антивенгерская политика в Украине продолжается.

Осенью были также шаги Венгрии к примирению, но каждый такой шаг подрывался почти одновременными антиукраинскими действиями.

Показательный пример – история о том, как Будапешт заблокировал решение комиссии Украина-НАТО во время визита Столтенберга в Киев, да еще и объявил об этом на Евразийском форуме, организованном в Будапеште под визит Владимира Путина. А как только лидер России уехал из Венгрии, у Орбана вето на заявление отозвали.

Порой странными были и действия Украины, такие как вызов посла Венгрии в начале декабря в МИД из-за слов, которых он не говорил.

Да, у каждой из сторон есть основания обижаться на действия другой.

Вполне понятно возмущение Киева после того, как представитель МИД Левенте Мадяр поставил спор с Украиной на один уровень с аннексией Крыма. Или злость Будапешта на продолжающееся давление СБУ в странном, искусственном деле о «финансирование сепаратизма» против фонда Эгана Эде (через который венгерское правительство с 2016 года выдает гранты закарпатским венграм, и сейчас этот процесс фактически заблокирован).

Конечно, каждое из этих действий можно объяснить и оправдать отстаиванием национальных интересов.

Но их следствием стало то, что все «жесты дружбы» тонули в многочисленных обидах.

Между тем за Венгрией в украинском обществе прочно закрепился имидж недруга. Эксперты-международники, опрошенные «Украинской призмой», поставили ее на второе место среди государств, враждебно настроенных к Украине. Сразу после РФ, с отрывом от всех остальных.

Не только язык, не только образование

У Виктора Орбана до сих пор повторяют, что антивенгерскую политику в Украине начал Петр Порошенко.

Между политиками есть очевидный личный конфликт. Орбан часто убеждал европейских и американских партнеров в том, что украинскому коллеге нельзя верить. Мол, не раз бывало, что он с Порошенко обо всем договорился, но в дальнейшем Украина поступала диаметрально противоположно.

Насколько корректны эти обвинения, можно лишь предполагать, но и с украинской, и с венгерской стороны обращают внимание на этот личный конфликт как очень весомый фактор во взаимоотношениях.

Однако каденция Порошенко закончилась уже почти восемь месяцев назад, а проблемы никуда не делись. Более того, развитие отношений вызывает своеобразное ощущение дежавю.

Причина в том, что кризис в украинско-венгерских отношениях – значительно шире отношений Орбана с Порошенко.

И даже образовательный закон стал лишь точкой отсчета, поводом для конфликта.

В противном случае, начиная с осени 2017 года, на повестке дня украинско-венгерских отношений не возник бы внезапно целый клубок проблемных вопросов, блокировавших решение друг друга.

Вот их неполный перечень:

  • языковые права венгерского нацменьшинства,
  • двойное гражданство,
  • финансовые вливания Венгрии и ее влияние на Закарпатье,
  • право на автономию венгерской общины и на какую именно,
  • деятельность СБУ,
  • использование венгерских государственных символов в публичной сфере,
  • создание венгерского избирательного округа,
  • влияние России на политику Будапешта.

Истинные причины конфликта

Так почему же «взорвалось» все и сразу?

Потому что и в Украине, и в Венгрии в последнее время многое изменилось.

Первое – это изменения в Украине после 2014 года.

Это тот фактор, которому Венгрия обычно не уделяет достаточно внимания. Речь идет о фактическом перезапуске украинской государственности на фоне российской агрессии, с глубокими изменениями как общественного сознания, так и государственных институтов.

В новых условиях некоторые привычные для Будапешта балансы и схемы взаимодействия просто перестали работать (в том числе это касается языковых вопросов). Их обновление казалось очевидным шагом для Киева, но оказалось неожиданным для Будапешта.

Второе – это перемены в самой Венгрии.

С 2010 года Виктор Орбан и его партия «Фидес» получили монопольную власть в стране и перекроили ее политический и конституционный ландшафт под себя. В основу внешней политики Виктор Орбан поставил конфликтность и агрессивность, а давнюю венгерскую стратегию защиты зарубежных венгров сделал конституционным обязательством власти.

В последние годы это взрывоопасное сочетание ощутила на себе не только Украины.

Третье – это российское влияние.

Регион Центрально-Восточной Европы с давних пор находится под агрессивным воздействием России, искусно применяющей практику гибридных спецопераций, особенно на этническую тему.

Начиная с 2014 года Кремль мастерски готовил Украину и Венгрию к конфликту, а когда он разгорелся – успешно его усугубляет. В ход идут и манипуляции мнениями Киева и Будапешта, и новые провокации и террористические акты, в частности подрыв офиса Общества венгерской культуры Закарпатья в Ужгороде.

Зе-выход из тупика

Впрочем, все это вовсе не означает, что системный кризис в отношениях Киева и Будапешта не может быть преодолен. Это стоит попробовать сделать, причем именно сейчас.

Венгерская сторона уже не раз намекала, а теперь и напрямую заявляет, что изменить все может личная встреча Виктора Орбана и Владимира Зеленского. Мол, венгерский лидер искренне хочет найти общий язык с украинским коллегой и верит в «химию» между ними.

По информации ЕП, в октябре Виктор Орбан уже готов был сесть то ли в автомобиль, то ли в вертолет, чтобы отправиться на встречу с Владимиром Зеленским. В Будапеште даже считали, что назначили дату... И только потом выяснили, что их «связной» не имел необходимого влияния на украинского лидера.

Речь идет именно о «связном», потому что эту встречу пытались организовать в обход привычных дипломатических каналов, в стиле Руди Джулиани. В любом случае, ничего из этого не вышло.

Но в Будапеште не оставляют надежду.

Ведь шанс на успех действительно есть.

«Химия» в личных отношениях Орбана и Зеленского вполне может появиться.

Во-первых, между лидерами нет личностного конфликта, который действительно мешал при Порошенко. Можно начать диалог на высшем уровне с чистого листа.

Во-вторых, Будапешт утратил большую часть аргументов в пользу сохранения блокады в НАТО.

Изменить позицию Украины это не помогло. Свою роль для размораживания американско-венгерских отношений она уже сыграла. При этом сохранение вето наносит реальный вред имиджу Венгрии, в том числе демонизируя ее в Украине.

В-третьих, обе стороны начинают замечать, что их пытается поссорить Россия. Пусть у Орбана этого и не говорят публично и продолжают заигрывать с Москвой ради экономических дивидендов, но в Будапеште хорошо понимают роль РФ. Особенно после подрывов офиса КМКС в Ужгороде, исполнителями которых оказались сторонники и агенты России.

В-четвертых, Киев и Будапешт за время противостояния начали понимать друг друга лучше. Постепенно появляется осознание, что Венгрия не планирует аннексировать Закарпатье, как это сделала Россия с Крымом, а Украина не ставит целью ассимилировать венгров.

В-пятых, новая власть в Украине готова на определенные изменения и реформы в вопросе статуса и прав нацменьшинств – темы, которая уже давно служит точкой отсчета в отношениях Киева не только с Венгрией, но и другими соседями, в частности Румынией. К примеру, вопрос двойного гражданства вполне может быть снят.

При этом у Зеленского есть собственное монобольшинство в парламенте и он сможет выполнить договоренности с венграми.

В-шестых, даже несмотря на политическую «войну» Украина и Венгрия наращивают экономическое сотрудничество. Ежегодно (!) растет товарооборот, а в Украине достаточно успешно работает венгерский бизнес.

Но сама по себе встреча Зеленского и Орбана «мира» не принесет.

Чтобы она стала началом примирения, а не обернулась новым разочарованием, как было после встреч Орбан-Гройсман в Будапеште в 2016-м, или Орбан-Порошенко на Мальте в 2017 году, необходимы дополнительные усилия с обеих сторон.

Нужны договоренности, которые реально будут выполнены обеими сторонами.

Причем усилий одних только лидеров здесь недостаточно. Для продвижения позитивной повестки дня не помешает также участие политиков с обеих сторон, которые не имели бы за собой негативного шлейфа в языковом и образовательном споре. Такими агентами изменений могли бы стать, например, новый венгерский еврокомиссар по расширению Оливер Вархейи и украинский вице-премьер Дмитрий Кулеба. И хотя формально Вархейи является независимым от венгерского правительства, сигналы от него, несомненно, будут прочитаны также и как сигналы от Венгрии.

И поэтому хорошая новость в том, что Вархейи, по данным автора этих строк, приедет в Киев уже 23-24 января, в качестве одного из своих первых зарубежных визитов, который уже анонсировала Еврокомиссия. К слову, встреча комиссара с президентом Зеленским, по словам одного из источников, является вполне вероятной.

Что нужно сделать?

Какими могут быть первые шаги для выхода из конфликта? Автор этих строк предлагает следующий алгоритм.

Совместный шаг 1:

Киев и Будапешт должны договориться не совершать односторонних действий в вопросах, которые хотя бы гипотетически могут касаться двух стран, а тщательно согласовывать их.

Совместный шаг 2:

Киев и Будапешт берутся за совместный аудит всех двусторонних договоров, конвенций и обещаний, чтобы не просто сверить часы, но и понять, как каждая из сторон толкует тот или иной пункт, что ожидает от другой и на что может рассчитывать. Это должен быть очень откровенный разговор за закрытыми дверями, но с привлечением тех, кто влияет на принятие решений, и экспертного сообщества.

Начать можно на уровне межправительственных украинско-венгерских комиссий, которые не заседают уже много лет.

Совместный шаг 3:

Киев и Будапешт должны взять на себя обязательство выполнить своеобразное «домашнее задание».

Украина должна:

– Учесть в законе о языке рекомендации Венецианской комиссии в части официальных языков Евросоюза (оставив без изменений в части, касающейся русского языка);

– Наконец внести давно оговоренные изменения в закон об образовании, выведя частные школы из-под действия статьи 7;

– Одновременно надо сделать все, чтобы образовательная реформа в Украине воспринималась венграми (а также румынами) не как попытка ассимиляции, а как расширение возможностей для детей, как призыв интегрироваться. Рост качества и объема преподавания государственного языка должен идти рядом с сохранением свободы выбора языка обучения по большинству предметов. Закон это позволяет;

– Синхронизировать действия всей вертикали власти в венгерском направлении, чтобы, например, действия СБУ на Закарпатье не противоречили новогодним поздравлениям Владимира Зеленского;

– Как можно скорее завершить работу над концепцией закона о двойном гражданстве, пригласив венгерскую общину к диалогу о его содержании;

– Кадрово, финансово и стратегически упорядочить региональную политику в Закарпатской области, которая последние годы страдает от политических игр, недофинансирования и несбалансированного внимания со стороны Киева по сравнению с Будапештом.

Венгрия должна:

– Снять вето на работу комиссии Украина-НАТО на политическом уровне, как только Украина внесет последние изменения в закон об образовании в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. Последние заявления Будапешта, что он сохранит это вето, пока не будут внесены изменения во все украинские законы, касающиеся прав нацменьшинств, были очевидно ошибочными, о них лучше просто «забыть»;

– Прекратить «дипломатическую войну» против Украины с риторикой о «межэтническом противостоянии» или «беспрецедентных притеснениях» венгерского нацменьшинства наравне с нарушением прав человека в Крыму. Эти заявления неправдивы, их повторение будет болезненно воспринято многими украинскими политиками и обществом;

– прекратить разыгрывать «украинскую карту» в своих отношениях с Россией и полностью исключить «украинский вопрос» из диалога с Москвой. Официальный Будапешт любит повторять, что он ведет суверенную внешнюю политику. Пришло время продемонстрировать это;

– Разморозить уже выданный кредит на 50 млн евро на строительство окружной дороги вокруг Берегова и трассы в сторону Мукачева;

– Отказаться от идеи любой территориальной автономизации венгерского нацменьшинства на Закарпатье в виде отдельного венгерского района и т.д. и сосредоточиться на поддержке реформы децентрализации, которая разблокирована на Закарпатье (уже даже есть первая венгерская ОТГ).

Это – лишь короткая «дорожная карта», одна из возможных, которая позволила бы Украине и Венгрии начать движение к выходу из тупика.

Встреча Владимира Зеленского и Виктора Орбана не гарантирует прорыв, но дает шанс.

Будет несправедливо им не воспользоваться.


Главные новости


Политика Религия Новости компаний 2 Комментарии Футбол Этот день в истории Цитаты Антикризис Евро-2012 Авто Без политики Новости компаний 3 Протесты Новости компаний Происшествия(Украина) Блоги Выборы Экономика Общество Столица Происшествия Мир Репортаж Спорт Интервью Статьи Пресса Аналитика Онлайн Кино Главные Личное мнение Недвижимость
bigmir)net TOP 100
2001 — 2020 © ForUm. (AMP)